среда, 31 октября 2018 г.

Шапочные истории

СМОТРИТЕЛЬ МАЯКА

1.
Штормило третьи сутки. Смотритель маяка проверил лампу и уже собирался спуститься вниз, когда увидел ее силуэт. Чуть наклонившись, она пробиралась сквозь ветер и брызги темного прибоя. Дождь не оставил шанса ее куртке и волосам. В руках у нее была плетёная корзина для пикника. Он чуть заметно улыбнулся и поспешил вниз по винтовой лестнице, играя истертым с боков спичечным коробком.

Вскоре комната была согрета огнем, наполнена запахом свежесваренного кофе и подернута дымкой табачного дыма. На раскаленную печку с шипением капала вода с ее мокрой куртки. Его старая шапка валялась на столе, рядом с рассыпанным печеньем и полупустыми чашками...



2.
...Позже, в конце октября, она ушла от него. Он не жалел. Просто представлял иногда запах ее вечно влажных от прибоя вьющихся волос. Особенно в дни непогоды, когда ветер неистово бился в деревянную дверь маяка, а огонь в керосиновой лампе дрожал и клонился. В такие дни он варил кофе, распечатывал пачку сахарного печенья и вспоминал.
После натягивал свою неизменную шапку и поднимался по ступеням маяка проверить лампу, поигрывая коробком спичек. Иногда с высоты он видел фигуры людей на прибрежной тропе и чуть улыбался им.



МОРЯК

1.
Утром на столе обычно лежали две ракушки. Или засохшая морская звезда. Или гладкий камушек в прожилках. Она подолгу рассматривала морские сокровища, тянула кофе из большой чашки и думала о прошедшей ночи. Он появлялся несколько раз за год, не больше. Это тянулось уже очень давно. Сегодняшние ракушки были последние. Его переводили на новое судно и заходить в их город он больше не будет. Нет, он не сказал ей об этом даже когда уходил. На крыльце дотронулся лишь до волос над ухом и пошутил, как обычно: "Поцелую, когда вернусь".

После завтрака она достала из шкафа большую картонную коробку, перевязанную старым ремешком. Надела тяжёлый ещё отцовский макинтош, положила в карман две ракушки со стола и пошла к морю. На высоком берегу она с трудом перевалила тяжёлую коробку через ограду. И вниз, вместе с каплями дождя, полетели ракушки, морские звёзды и камушки в прожилках.
Она была счастлива.


2.
Спустя несколько месяцев, в одну из первых майских гроз, она достала из шкафа тяжёлый отцовский макинтош и пошла в порт встречать сестру, приезжавшую погостить каждую весну. Ветер хлестал по лицу сочными холодными каплями, ледяная вода затекала за воротник и казалось, что на дворе снова октябрь. Она спрятала руки в карманы и наткнулась на что-то острое внутри. Сгребла в охапку содержимое кармана, достала и замерла на мгновение. На ладони лежали две ракушки.
Тремя днями позже он стоял на её пороге в своей просоленной старой шапке, с широкой улыбкой в усах и с двумя чемоданами книг. А морские сокровища он ей больше не дарил никогда.



АРХЕОЛОГ

1.
Из Самарканда у них дома была россыпь бирюзовых осколков. Она любила перебирать их словно чётки. В Казахстане были долгие раскопки какого-то захоронения. Потом была Монголия. Там нашли неизведанные ранее стойбища: множество черепков и остатки конской сбруи. Однажды была поездка в Африку, на три года. Очень долго. Но зато стены дома были украшены экзотическими масками, а книжные полки полны рассказов про жизнь в Эфиопии, потом в Кении и даже про перегон на верблюдах через Сахару.
Карелия, Китай, Румыния, Индонезия, Сахалин, Индия... Она скрупулезно заносила каждую находку в тетрадь с темно-синей обложкой. Записывала дату поездки, страну и куда отправился артефакт: в национальные музеи или к ним домой, на книжную полку. Благодаря этим записям потом родились её книги, уже после, когда его не стало. Два романа и сборник рассказов. Теперь же она часто скользила взглядом по статуэткам, черепкам, обломкам... И улыбалась каждой прошедшей главе. У нее была удивительная, полная приключений жизнь - его подарок для нее.



2.
Он был молчаливый и много учился. Она всегда была окружена шумными компаниями и заливисто смеялась. За несколько дней до летних сборов он сделал ей предложение. «Что ты! Я же с ума сойду с тобой от скуки!» - рассмеялась она, чмокнула его в щеку и побежала прочь. На сборы он не поехал. А она оступилась на краю ямы в то лето на раскопках, упала на камни спиной и больше никогда не смогла ходить.
Первое письмо от него пришло еще в больнице, после повторной операции. Вскоре он приехал ненадолго, между поездками. Приезжал всегда: после Самарканда, Казахстана, Монголии. Привозил находки, не отправившиеся в музеи, и множество рассказов. Они поженились перед Африкой. Дальше было три года писем. Очень долго.

Карелия, Китай, Румыния, Индонезия, Сахалин, Индия... Расставания и встречи. Счастье в глазах. Поцелуи. Кофе на веранде. И кусочки огромного мира у неё на книжных полках.

Она скрупулезно заносила каждый артефакт в тетрадь с тёмно-синей обложкой, а в отдельном ящике комода хранила все его письма из экспедиций. Из этих писем потом родились два ее романа и сборник рассказов. Иногда она перечитывала отдельные главы и улыбалась им.

У неё была удивительная полная приключений жизнь — его подарок для неё.



ВРАЧ-ПОЛЯРНИК

1.
Обычно контракт на одну экспедицию длится год, но он отсутствовал гораздо дольше. Несколько месяцев было отведено на то, чтобы на корабле идти из Петербурга в Чили с новым медицинским оборудованием. Там основательно подготовиться к экспедиции и стартовать на Южный полюс. И уже потом год прослужить врачом на научной станции Беллинсгаузен. Но его предшественник, доктор из предыдущей экспедиции, в экстренном порядке покидал свой пост, поэтому пришлось срочно лететь в Чили, исключив путешествие по воде, и оттуда практически без подготовки сразу на станцию. Так и вышло, что его личный зачёт - двадцать месяцев в Антарктиде без увольнительных и отпусков.


Перед отъездом они решили, что всё, пора. Позади было 10 лет отношений. Всё началось еще в институте и теперь казалось каким-то очень далеким и изжившим себя. Разбежались. Без упреков и обид. Она обещала справляться о его делах, он обещал фотографии пингвинов.
А дальше началась новая неизведанная жизнь. Льды. Холод. Бури. Антарктическое лето. Антарктическая зима. Работа. Новые друзья-полярники. Иностранные туристы. Походы в гости к соседям чилийцам. Веселые праздники. Смерти в буране. Одиночество. Звонки по скайпу домой. Обрывы связи на недели. Один на один с собой. Посылки с большой земли. Письма от неё. Письма ей. Много работы. Много болезней: травмы, сердечные приступы, камни в почках, пневмонии, кариесы. Всё к нему.
Двадцать месяцев на полюсе без увольнительных и отпусков. Есть время подумать. Кстати, о времени. Настоящие командирские часы - именно это попросил в подарок начальник чилийской станции в ответ на его просьбу. Часы за небольшую дружескую услугу...


2.
Сначала он обратился с просьбой к высшему руководству на большой земле. С начальником научного арктического общества они были хорошо знакомы лично. Когда-то его будущий руководитель пришел к нему на травматологический приём со сломанной ногой. Так их профессиональное знакомство привело однажды к его назначению на Южный полюс. Тем не менее, руководство отказало: «Не положено. Время сложное, кризисное. Нельзя позволять никаких вольностей, выходящих за рамки устава...» Правда было добавлено: «Найдешь способ без нашего участия, мы не заметим самого факта твоей авантюры».
Поэтому он и пошёл к соседям. «Помогу, - кивнул головой начальник чилийской военной станции, - Свяжусь с кем надо в Сантьяго. Мы же с тобой друзья! А что ни сделаешь ради дружбы?.. И еще, командирские часы мне твои очень нравятся!» На этом и порешили, скрепив договор крепким ромом.

В Чили она летела по туристической визе. Там по личному разрешению генерал-лейтенанта чилийских ВВС её посадили на военный самолет, осуществлявший регулярное сообщение с островом Ватерлоо. Так и летела с двенадцатью десантниками в компании, парашютом под сидением и свадебным платьем в чемодане.
Начальник станции в условиях полюса имеет полномочия, аналогичные капитану корабля: в случае необходимости может и бракосочетание зафиксировать. Их свадьба была вторая за всю историю Беллинсгаузена. А венчание в местном храме - вторым в истории венчанием на Южном полюсе.
А потом были и пингвины, и бураны, и много работы, и расставание до конца экспедиции, и командирские часы у начальника чилийской станции...


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

P.S.

Когда публиковала эти истории в инстаграм возник вопрос: почему так мало комментариев про историю врача-полярника? История получилась слишком неправдоподобной? По-кинематографически накрученной? Тут и Южный полюс, и чилийские ВВС, и командирские часы, и крутой вираж от простого травматолога до экспедиции.

Что же из всех "шапочных" историй правда?


Двоюродный брат моего дедушки всю жизнь проработал на Белом море смотрителем маяка. Ответственность и вовлечённость в свое дело помешали ему построить свою личную жизнь и он всегда говорил, что маяк и есть его семья. Так и не сошёлся ни с кем, хотя классный мужик был.


Похоже на правду же?


Или история с ракушками. Мамина подруга полжизни была "второй женой" такого моряка. Когда все у них завершилось, и она даже замуж собралась за соседа, моряк вдруг появился вновь. Навсегда. И они уже больше двадцати лет живут в счастливом союзе. Целой коробки ракушек правда не было, но парочка экспонатов стоит на книжных полках. Вполне правдоподобная история. Жизненная.

Писательница Фаина Павловна (в девичестве) Гильберштейн была соседка по коммуналке моей одноклассницы. Она издала много рассказов, но никогда не писала крупные произведения. Печатали её только лишь благодаря фамилии мужа - Свиридов. В инвалидной коляске она была с молодости, не знаю из-за чего. В 94-м иммигрировала в Израиль...


Знаете что?

Все эти "жизненные" истории я выдумала от начала и до конца. Даже эти абзацы, выше по тексту. Только что накидала их и вожу вас за нос!


А четвертая история с синими шапками: единственный мой документальный доклад. Ничего не меняла. Были и пингвины, и часы, и ВВС, и свадьба на Южном полюсе. А ещё раз в месяц-два были звонки на мой скайп: "Алло, Бен? Ай нид хелп!" И дальше видео конференция с кариозными зубами. Помогала я врачу-полярнику по части стоматологии: дистанционно ставила диагнозы и советовала, кого и как лечить. Потому что врач-полярник - вполне реально существующий доктор, мой одноклассник и хороший друг. И кинематографическая история о свадьбе на Южном полюсе - чистейшая правда.

Жизнь удивительная штука. Да, и врачи-полярники крутые ребята, романтики, кстати.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Все материалы данной статьи являются объектом авторского права (все права сохранены за автором), включая дизайн и оформление: фотографии, текст и другие элементы. Материалы предназначены только для личного закрытого использования.

Запрещается копирование и распространение материалов, в том числе некоммерческое распространение в интернете на любых сайтах, в социальных сетях, переработка, продажа или любое иное использование (как полностью статьи, так и её  частей) без предварительного согласия с правообладателем: Полина Куц info@polinakuts.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...