среда, 2 мая 2018 г.

Устье Холовы


В этот раз мы выехали пораньше, чтобы быть на месте затемно. Дом был нетоплен с осени, да и пока соберешь всё мышиные шарики по шкафам — времени много пройдет. Но, конечно, основной причиной была не уборка. Надо было лечь спать рано, закончив все дела и встать на следующий день до рассвета. 

Дорога до деревни противная. Первые сто пятьдесят километров по московской трассе, а дальше еще столько же по возрастающему с каждым поворотом бездорожью. Правда, до Вишеры всё же едешь с ощущением цивилизации. Там остановились у рынка и, как раз напротив салона мобильной связи, купили местного свежего хлеба. Дальше до Бурги уже не разгоняемся, чтобы ненароком не оставить в ямах колесо. В Бурге есть школа и детский сад, красиво высаженные деревья на главной улице и мамочки с колясками, прогуливающиеся вдоль дороги. Дальше несколько деревень с еще встречающимися отремонтированными домами и небольшими сельскими магазинами. Въезд и выезд из таких деревень обязательно отмечен свалкой мусора. Стараешься отводить глаза в другую сторону, где живописно изгибается речушка, например. Постепенно асфальт кончается. Да, именно, постепенно. Смешивается с желтым песком, проступающим сквозь трещины и ямы, и вот уже незаметно песок берет своё, а асфальта нет и следа. Хорошо, если не было дождя и дорога сухая. Но не в этот раз... Дожди поливали две недели, всё размыто, и мы еле пробирались по песчаной трассе, стараясь не зацепить дном берега наполненных коричневой водой ям.

Последний привет от цивилизации: строящаяся платная трасса Москва-Петербург, проходящая в пяти километрах от нашей деревни. Но к сожалению, мы можем лишь переехать ее по виадуку. В этих краях не будет даже технического съезда. Дорогу достроят, а мы будем и впредь плестись по песчанке, пока под нами будут мчаться столичные счастливчики.

Несколько лет назад прямо у наших Морозовичей установили перевозной завод по добычи песка. Намывали из Мсты как раз для строительства этого участка дороги. Помню, между Старыми Морозовичами и Новыми был чудесный луг. Мста делает красивый изгиб, высокий берег открыт солнцу и ветру круглый год. А напротив через бурлящий поток воды в Мсту впадает Холова. Здесь еще несколько лет назад ловили жереха, но после намывки песка всё поменялось. В общем-то вся история с этой техники и началась.

Как-то раз, приехав в деревню, я, предвкушая удовольствие от прогулки по лугу, потащила еще маленьких совсем детей по дальнему излюбленному маршруту. Прошли деревню насквозь, поздоровались с коровой из предпоследнего дома, дальше мимо разрушенной церкви, пару изгибов и вот я ожидаю увидеть стога сена и играющие на ветру заросли иван-чая. А вместо этого перед нами возникает изрезанный на рваные раны от гусеничных установок луг и огромные гудящие жерла, поглощающие песок со дна Мсты. Несколько лет груженные камазы ходили мимо нашего дома каждые пятнадцать минут. А после всё закончилось так же внезапно как и началось. Технику увезли, в деревне снова стало тихо. Только уничтоженный луг напоминал о недавнем армагеддоне. Вот тогда местные жители и дачники-завсегдатаи начали замечать изменения в реке.

Легли рано, чтобы на утро засветло собраться с несколькими соседями, и пойти к высокому берегу около луга. Мальчики вызвались идти с нами. Им было любопытно, как и мне. В темноте привычный путь до разрушенной церкви показался долгим. Зато, когда вышли на луг, уже расцветало. И я с радостью увидела, что берег наконец-то преобразился. Луг выровнялся и начал зарастать травой, стал похож на себя прежнего. Берега величественно огибали Мсту, чьи воды позволяли вливаться водам Холовы, принимая их и растворяя в себе.

Несколько человек с фонариками спустились к берегу. В воде кто-то отметил колышками место.

- Здесь его как-будто видели два раза. Дочка Петра Федоровича, Марина, когда рыбачила с лодки. А другой раз какие-то заезжие туристы с палаткой, - тихо проговорила Нина, или как все её зовут тут - рыбачка-Нина, наклонившись к моим сыновьям, - Не страшно вам?

Оба замотали головами и крепче вцепились в деревянные ветки, служившие им дорожными посохами. Я стояла чуть поодаль, пока мужчины вытягивали отяжелевшую сеть.

После того, как песчаная техника уехала, клёв стал совсем редким делом. Практически вся рыбацкая деревня страдала от недостатка улова. Вода теперь постоянно была мутная и высокая. Пару раз видели гигантских донных сомов, толкавших носами лодки рыбаков средь белого дня. Пропала собака. Несколько раз купальщики вдруг выскакивали из воды от жуткого ощущения чего-то гладкого и большого проплывающего вдоль ног. Среди деревенских детей постепенно разошлась сказка о речном чудовище. А потом, что-то по-настоящему большое перевернуло лодку ровно напротив того места, где Холова впадает в Мсту. Оба рыбака выплыли на берег, а следом за ними нечто мощное толкнуло их перевернутую лодку так, что она пролетела по воде, вспорола уключинами прибрежный песок и застряла в кустах метрах в трех от берега. Вот тогда его стали ловить.

Наш нынешний приезд в деревню совпал с еженощными установками сетей. Снимать сети ходили человек по десять, обычно рано утром. Сеть ставили уже несколько раз. И именно сегодня она была с уловом. Уже совсем рассвело. Муж мой и остальные участники с трудом тянули сеть из воды. Пока еще не было понятно, зацепилась ли она за что-то на дне или же была тяжела от неизвестной добычи застрявшей внутри нее. Так или иначе, сеть не поддавалась. 

И мне стало страшно. Вдруг, я почувствовала, что он там. Он живой. Он дышит. Он может бороться. А мои дети стоят в десяти метрах от воды и держат наперевес свои палки, готовые сражаться с мстинским ящером. Зачем мы здесь?

Когда сеть поддалась и мужики вытащили огромного набухшего от воды мертвого кабана, я дернула мужа за рукав и сказала: "Я иду с мальчиками домой".

Позже, днем, все вдруг словно очнулись от ворожбы этого чудовища. Мужики пили пиво у магазина, обсуждали будущий чемпионат и как-то стыдливо обходили в разговорах утреннюю прогулку. Всем неожиданно стало понятно, что никакого ящера нет. Что после того, как два года назад прорвало плотину в Боровичах, рыбы нет нигде, и как-то по-детски глупо винить в этом таинственные силы. Всем было неловко и смешно одновременно. И только дети весь день продолжали играть в ящера.

На следующее утро, отоспавшись, я с мальчиками пошла гулять к "моему" лугу. Хотелось рассмотреть его во всей красе. Дети бегали с палками на перевес, прыгая по еще невзошедшей траве с кочки на кочку и вновь "ловили" речное чудовище. Я же медленно брела, рассматривая окрестности: отреставрированный купол на церкви, лес, деревню, стоящую на той стороне Холовы.

Мы были уже достаточно далеко от дороги ровно посередине еще голого луга, когда в нескольких метрах от меня на солнце заблестела мощная черная спина. Мелкие чешуйки переливались на мускулистом и гладком теле. Он медленно полз по земле, оставляя после себя широкий след из примятой травы и мелкой речной гальки, осыпавшейся с длинного хвоста. Ноздри его живо вдыхали воздух, пока сам он, двигаясь к воде, то и дело приподнимал от земли голову на изогнутой шее. Мои мальчики оказались где-то поодаль, на луговых кочках, всё еще визжа и хохоча они не замечали меня. "Не оборачивайтесь! - стучало у меня в голове - Вперед!". Огромное черное тело разделяло меня и их. Разделяло меня и дорогу. Меня и деревню. Меня и всю невозможно-иллюзорную жизнь, оставшуюся там, позади этого существа, раздувавшего бока в такт своему дыханию, медленно скользящего к воде и безвозвратно отрезавшего меня от мира.

Он прополз рядом. Я унюхала его запах. От него пахло речной травой, рыбой и кровью, которая течёт из тебя каждый месяц, напоминая, что ты всего лишь сгусток плоти. Его хвост, извиваясь, самым кончиком скользнул по моей ноге, еле дотронулся, оставив стремительно высыхающий на солнце мокрый след на кроссовке. Заломило внизу живота, и я в одну минуту стала то ли уставшей, то ли заплаканной.

В воду он ушел почти беззвучно, чуть правее того места, где вчера стояла сеть. Дети кричали, прыгая с кочки на кочку: "Мама, догоняй!" Вдалеке блестел отремонтированный купол на старой церкви, и где-то на той стороне реки взревел двигатель трактора. Или мопеда. Я повязала свитер себе на бедра, чтобы мальчики не увидели намокшие от моей крови джинсы, и медленно двинулась в их сторону.

3 комментария:

  1. Невероятно интересно! Прочитала на одном дыхании. Полина, у вас настояшмй талант, убеждаюсь в этом каждый раз, читая ваши тексты.

    ОтветитьУдалить
  2. Очень талантливо! Рассказ определенно удался.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...